Лого - Обзор фантастики
Русская фантастика
sep
навигатор
Список текущего раздела
!

 Кесаревна Отрада между славой и смертью   112 из 209 
Обложка книги

Заказать эту книгу на о3оне
Публикация
Лазарчук А.
Кесаревна Отрада между славой и смертью

Справка

Лазарчук А., Кесаревна Отрада между славой и смертью: Роман/ Ред.- Филиппов Л./ Худ.- Румянцев В. -СПб.: Азбука, 1998.- (Азбука - fantasy [Русское fantasy]).- 416c.- Тираж 15000.- ISBN 5-7684-0432-5.

Аннотация

Война между силами злой древней магии, подкрепленной мощью великой Арми, и силами добра, на стороне которого выступают герои и волшебники... Эта война извечна, но и ей придет конец. Ибо есть нечто, сотворенное древним магом, называемое Кузня и содержащее в себе великое множество искусственно созданных, нелепых миров, один из которых - наша реальность, Земля. А в нем - плененная и заколдованная, забывашая, кто она на самом деле, кесаревна реального мира...

  

 
Классификация ФэнтезиПриключенческаяГероическаяМечи и волшебство
  
Обзор

Не могу сказать, что этот роман - безусловный шедевр. Для Лазарчука "Кесаревна Отрада" стала явно проходной книжкой. Чувствуется в ней некоторая расслабленность и необязательность. Но!

То, что для Лазарчука слабо, для любого (почти) другого автора было бы серьезным достижением. Сложность созданного мира, точность и выдержанность стилистики, глобокое понимание психологии... И все это в сочетании со славянско-фэнтезийным антуражем. "Славянская фэнтези" получила, наконец, книгу, "полярную" по отношению к малосъедобным писаниям Бутякова. И что же? Тем более ясно стало, что жанровые условности направления сами по себе малоосмысленны. Отсутствие мощной национальной мифологии и эпоса (не считать же таковыми хулиганские выходки Ильи Муромца) лишает всю наработанную "антуражность" культурного базиса. И выглядит эта "славянскость" почти всегда как кокошник на парижской официантке - причем чем больше автор на "русскость" упирает, тем сильнее раздражение. (A contrare - обширный кельтский эпос, давший столько материала для европейской фэнтези, не пропахан писательской братией даже на треть...) И это, увы, беда всего направления...

Лазарчук попытался написать в жанровых рамках "славянской фэнтези" современный роман. У него получилось. Но он тем самым "ничего нового не внес в теорию охоты". И, наверное, не мог внести.

А ведь мы этого так ждали.

Сергей Бережной

 

 

Внешние ссылки

 

Рецензия

Кесаревна Отрада между славой и смертью

Итак, вот он, долгожданный роман, который поклонники творчества Андрея Лазарчука ждали еще в августе минувшего года. Точнее, первая его часть - вторая закончена лишь недавно. И как всегда, надпись "Продолжение следует" возникла на самом интересном месте...

Завязка у романа на этот раз вполне фэнтезийная. Мир, в котором металлы, особенно железо и медь, легко горят, и который в силу этого обречен развиваться не столько техническим, сколько магическим путем. Государство Мелиора, которому грозит опасность со стороны соседей - как мистико-магическая, так и чисто военная. Загадочный (но вроде бы благого действия) талисман, именуемый Белый Лев, и юная наследница-кесаревна - единственная, кто имеет над ним власть. Таинственные Велесовы Кузни, сложенные из призрачных миров, в которых и затерялась кесаревна. И, конечно же, молодой, красивый (естественно!), умный (что несколько менее типично), ненавязчиво крутой - в бою и, чуть менее, в магии - рыцарь, коему предстоит возвратить кесаревну в реальный мир ради победы над врагом. И любовь, вспыхивающая между героями в попрание всех законов...

Однако Лазарчук не был бы Лазарчуком, если бы сотворил из этого очередную стандартную "фэнтезью" с заранее предсказуемым финалом. Наоборот, данный расклад служит ему лишним поводом продемонстрировать достоинства и недостатки литературного метода, именуемого турбореализмом.

Сразу стоит отметить - кое-чем "Кесаревна..." напоминает давних, увешанных премиями "Солдат Вавилона". Точнее, является по отношению к ним своеобразной "работой над ошибками". Как в "Cолдатах...", так и в "Кесаревне..." героям приходится идти сквозь миры с непонятными законами, миры порой бредовые, а порой настолько страшные, что легче и спокойнее принять их за порождение чьего-то воображения... Но на этом, пожалуй, сходство и кончается. Ибо на этот раз Лазарчук строит свое мироздание по куда более привычной нам "эмберской" модели: один реальный мир (между прочим, бесконечный не только во времени, но и в пространстве) и множество Отражений - миров, которые являются всего лишь снами реального мира. И наша Земля - всего лишь один из этих миров, не лучше и не хуже других.

Такая схема куда проще для понимания, чем давняя система "кодонов". Да и фэнтезийные элементы, которые в "Солдатах Вавилона" выглядели явно неудачными, здесь прописаны куда более отчетливо. Во всяком случае, умению Лазарчука оперировать различными эзотерическими реалиями можно только позавидовать.

Кстати, на сравнение с эмберским сериалом Желязны напрашивается не только модель мироздания. Чего стоит одна только поездка на меняющейся машине "сквозь миры, что распались, как клети" (С. Калугин)... Но именно это сравнение помогает понять одну не очень приятную особенность данного романа.

Как известно, реальная Земля всегда была и будет богаче любого придуманного мира, будь он хоть трижды изначально-реальный и безграничный. У того же Желязны одно - Земля, и другое - Эмбер со всей бесконечной совокупностью Отражений. У Лазарчука же иные миры Велесовой Кузни вышли почти столь же реальными, как наш, где есть джинсы, педучилища и киллеры. В каждом из них можно отыскать три-четыре столь же значимых детали, хоть и обрисованы они достаточно бегло.

И по сравнению со всеми ними - каким невнятным и оттого нереальным выглядит тот самый реальный мир! Читать про него и вполовину не так интересно, как про Велесовы Кузни. Детали не складываются в четкую и ясную картину, и даже если сам автор хорошо видит то, что описывает, то читателю это увидеть не дано. Использование же византийского колорита (с легким римским налетом и обильными славянскими вкраплениями) приходится признать откровенно неудачным. При чтении просто теряешься в обилии этих Венедимов, Урбасианов и разных прочих Паригориев, и, по-моему, автор как-то раз сам запутался, кого из эпизодических лиц зовут Благиной, а кого - Блаженой. Тем более, что почти никто из них не прописан столь четко, чтобы индивидуальность помогала удержать в памяти имя.

Боевые же действия описаны еще менее внятно. При чтении долгих объяснений, как это все происходило, в голове начинают крутиться строки из известной песенки про Куликово поле: "Только вылезли из леса - глядь, долбиловка идет, и не ясно ни бельмеса, кто кому чего дает". К тому же и сам колорит побоища отдает какими-нибудь "Ратоборцами" или другими историческими романами советских времен, где доблестные русичи с одной стороны рубят шведов, а с другой рубимы татарами.

Впрочем, от окончательной оценки лучше воздержаться - до выхода второй части романа. Хочется надеяться, что в ней прояснятся многие невнятицы первой книги. Поскольку, невзирая ни на что, читать Лазарчука всегда интересно.

Наталия Мазова   (Июнь 1998)


 

Оцените преимущества vulkan казино для запуска gaminatorslot в онлайн казино не нужно.